Страх #1

Мы не выносим людей с теми же недостатками, что и у нас.

Мистика и Страх +18

Публикации: 91

Страх #1

Ветрено



Страх #1

Ядовитая



Страх #1

5-летняя жертва голода в британского концлагеря для буров, начало ХХ века

5-летняя Лиззи ван Зейл в Блумфонтейнском лагере. Эмилия Хобхаус писала: «Она была слабым ребенком, нуждавшимся в хорошем уходе. Однако её мать была „нежелательным элементом“ из-за того, что ее отец не сдался и не предал свой народ, а потому Лиззи был назначен самый низкий рацион».



Страх #1

Императрица Софья



Страх #1

Даг Джонс - БайБайМэн [БайБайМэн]



Страх #1

Изумительный кадр



Страх #1

Фильмы одного актера. . 1. Изгой. Герой этой картины, Чак Нолан, — сотрудник всемирно известной службы доставки «Федерал Экспресс»

Чак — скрупулезный практик и неисправимый педант. Жизнь Нолана, высокопоставленного инспектора международных отделений «ФедЭкс», расписана по минутам. И этих драгоценных минут катастрофически не хватает ни на личную жизнь, ни на любимую женщину.…

Однако безжалостная судьба заставила Нолана иначе взглянуть на отпущенное ему время… Самолет, на котором путешествует Чак, падает в океан. Инженер, единственный, кому посчастливилось остаться в живых, попадает на необитаемый остров. Здесь Нолану предстоит провести мучительно долгие годы в жестокой битве за выживание…

2. Погребенный заживо
Герой фильма Пол, находящийся в Ираке по контракту, во время засады теряет сознание и спустя время приходит в себя в странном тесном темном месте. Нетрудно догадаться, что, воспользовавшись зажигалкой, Пол обнаруживает себя похороненным в гробу. Ему предстоит пережить много страшных, психологически тяжелых, физически невозможных мгновений борьбы за собственную жизнь в попытках выбраться из неожиданной ловушки…

3. Лок
Иван Лок живет размеренной жизнью и очень много работает, чтобы добиться успеха. Завтрашний день — один из важнейших в его жизни, его ждет карьерный рост. Но вечером раздается телефонный звонок, который перевернет его жизнь с ног на голову. Теперь, чтобы выжить, ему предстоит выиграть схватку со временем. У него есть всего 90 минут.

4. 127 часов
Неудержимый скалолаз и любитель спрятанных в каньонах пещер в очередной раз в одиночестве едет в горы и оказывается в смертельной ловушке. 127 часов без еды, без питья и практически без надежды выжить. Тут-то и проявляется сила характера…

5. Потерпевший
Герой очнулся в разбитом автомобиле, посреди каких-то джунглей. Машина разбита, у него сломана нога, вокруг несколько трупов, а в машине револьвер. Он ничего не помнит — как он здесь оказался и даже как его зовут. Вокруг глухой лес и никого нет. Сначала надо как-то выжить, а потом попытаться добраться до людей. А по пути еще и вспомнить, что же произошло. А поскольку в багажнике еще и сумка, полная денег, то еще спастись от людей, которые будут пытаться убить.

6. Не угаснет надежда
Высокий загорелый мужчина путешествует на роскошной яхте в теплых водах Индийского океана, но идиллическая картина меняется в одночасье, и герой оказывается один на один с бездной. Ради тех, кто остался на берегу, он вступит в схватку со свирепой стихией.

7. Тормоз
Секретного агента Джереми Рейнса похищают загадочные незнакомцы. Одного из лучших мастеров своего дела обвели вокруг пальца и используют в качестве приманки в террористической операции. Жизнь Джереми и всей его семьи — на волоске. Счет идет на минуты, и у него остается все меньше и меньше времени, чтобы сдать похитителям секретную информацию, которую он поклялся хранить ценой собственной жизни.

8. Я — легенда
Адаптация одноименного романа Ричарда Мэтисона о неизвестном вирусе, унесшем жизни половины населения земного шара, а остальную половину превратившего в вампиров. Сюжет строится вокруг единственного уцелевшего человека с необъяснимым иммунитетом, ночами держащего бесконечную осаду упырей, а днем пытающегося найти противоядие и выяснить причины эпидемии.

9. Гравитация
Доктор Райан Стоун, блестящий специалист в области медицинского инжиниринга, отправляется в свою первую космическую миссию под командованием ветерана астронавтики Мэтта Ковальски, для которого этот полет — последний перед отставкой. Но во время, казалось бы, рутинной работы за бортом случается катастрофа.

10. 1408
Известный писатель Майк Энслин, сочиняющий свои романы в жанре «ужасы», пишет очередную книгу о необычных явлениях и полтергейсте в отелях. Не верящий в существование загробной жизни, Энслин решает поселиться в печально известном номере 1408 гостиницы «Дельфин», который пустует многие годы: по слухам, там обитают привидения. Невзирая на предупреждения старшего менеджера мистера Джеральда Олина о грозящей опасности, упрямец настаивает на своем, даже не предполагая, каким кошмаром обернется предстоящая ночь…

11. Телефонная будка
Один телефонный звонок может изменить всю жизнь человека или даже оборвать ее. Герой фильма Стью Шеферд становится пленником телефонной будки.
Что вы сделаете, если услышите, как в телефонной будке зазвонил телефон? Скорее всего, инстинктивно поднимете трубку, хотя прекрасно знаете, что кто-то просто ошибся номером. Вот и Стью кажется, что на звонок надо обязательно ответить, а в результате он оказывается втянутым в чудовищную игру. «Только положи трубку, и ты — труп», — говорит ему невидимый собеседник.

12. Луна 2112
Контракт Сэма подходит к концу: он провел три года на Луне, следя за автоматизированной станцией по добыче редкого газа. Три долгих года в полном одиночестве, если не считать говорящего робота ГЕРТИ, могут изменить любого. За две недели до возвращения на землю Сэм встречает своего сменщика…

13. Жизнь Пи
Это история сына владельца одного индийского зоопарка, мальчика по имени Пи. Он познаёт мир, учится отстаивать свои принципы, ищет собственную дорогу к Богу, живя по канонам трех конфессий, влюбляется… Но волей судьбы его семья вынуждена эмигрировать. На полпути между Индией и Канадой корабль терпит крушение, и Пи остается в шлюпке вместе с бенгальским тигром, гиеной, зеброй и орангутангом. Вокруг безбрежная водная гладь, а впереди — неизвестность…

14. В диких условиях
После окончания колледжа Эмори один из его ведущих студентов и атлетов Кристофер МакКэндлесс оставляет все свое имущество, отдает накопленные за время учебы 24 тыс. долларов в благотворительный фонд, и отправляется автостопом на Аляску, чтобы окунуться в дикую природу. По дороге Кристофер знакомится с разными людьми, так или иначе влияющими на его жизнь.

15. ВАЛЛ-И
Робот ВАЛЛ-И из года в год прилежно трудится на опустевшей Земле, очищая нашу планету от гор мусора, которые оставили после себя улетевшие в космос люди. Он и не представляет, что совсем скоро произойдут невероятные события, благодаря которым он встретит друзей, поднимется к звездам и даже сумеет изменить к лучшему своих бывших хозяев, совсем позабывших родную Землю.



Страх #1

Кошка. Насвистывая себе под нос любимую музычку, я шагал домой

Я был бодр, полон сил и радости(что в общем-то крайне редко случалось со мной, когда я шел с работы), и нес в руке букет роз жене. Сегодня я как раз получил зарплату и (о чудо!) как ни странно нам выдали на семьсот рублей больше.
Я был крайне удивлен такой щедрости, но отказываться не стал, а на скромные гроши купил жене букетик и дочке коробку конфет.
Но мои мысли прервал писк.
Это было похоже на протяжное "ми-и-и-иу!", и я даже не знал, что может издавать такой звук.
Но все же интерес поборол меня и я завернул за гараж(именно оттуда был слышен этот "ми-и-иу".
То, что предстало моим глазам, было шокирующим.
Чего-чего, а такого я увидеть не ожидал.
Подростки. Кому пятнадцать, кому двенадцать лет,безжалостно избивали ногами котенка.
Его глазки уже закатились, но он все еще бился в агонии и тихонько шипел.
Еще трое несчастных животных, в луже крови, лежали поодаль.
Наверное их мама пошла за добычей, а эти уроды посчитали верным, поиздеваться над котятами...
И тогда меня обуяла злость.
Злость, что прожигает душу, злость, что захватывает всего тебя и управляет тобой же.
Я даже не заметил, как взял в руки лежащую около арматуру.
Наконец девочка (Черт возьми! Там не только парни?!) перевела на меня взгляд.
Лицо ее исказила гримаса страха.
-Огля...
Но договорить она не успела.
В два прыжка я преодолел дистанцию между нами и проломил ей череп, все той же арматурой.
Кровь фонтаном хлестнула вокруг, больше всего попадая мне по лицу.
Тело, не подавая признаков жизни, упало, заливая все алой жидкостью.
Следующий удар пал на парня постарше.
Я отчетливо услышал хруст его позвоночника.
Тишину прерывали стоны людей и слабое шипение, уже мертвого, но бьющегося в конвульсиях котенка.
Третий урод бросился бежать, но видимо не судьба.
Корень старого дуба, будто специально, зацепил его ногу и тот упал на живот.
Когда я хотел добить его, я понял, что природа сделала свое дело-парня насквозь проткнул острый корень, торчащий из-под земли.
-Легко отделался, урод...
Со злостью пнув ногой тело подростка, я направился к оставшимся.
Девушка была мертва, а вот мальчишка еще пытался отползти.
-Зачем...
Железное орудие убийства с силой опустилось на грудь человеку, оставив напоследок пару-тройку сломанных ребер.
-Что они вам сделали, суки?..
На сей раз удар приходится на живот.
Парень захлебывается собственной кровью.И мне это нравится.
-Вы же твари...Вы....
Я уже не могу говорить.
Горячие слезы обжигают щеки.
Носок ботинка нещадно ломает кадык лежащего.
Я откидываю арматуру, и замечаю, что в левой моей руке все еще букет роз и сумка.
Злость тихо отходит на задний план.
Теперь осталась лишь холодная ненависть.
"А что же с кошкой будет?"-первая мысль, пришедшая в голову.

Тарелка с грохотом разбивается о пол.
Оля с ужасом смотрит на меня круглыми от страха глазами.
Я в свою очередь аккуратно кладу на пол, заляпанные кровью подарки и иду в душ.
Я знаю, что наказания не избежать и завтра пойду с чистосердечным, но отмыть всю ту грязь нужно.
-Это...что...
Она будто задыхается. Страх отпускает ее, но недопонимание ситуации..
"Это точно не кровь...Это вино...Он вылил на себя вино...хэх, какое недоразумение.."
-Ничего.
Вода, потоками смывает грязь и кровь.
Я ничуть не сожалею о своем решении.
Я все сделал правильно.

-Подсудимый приговаривается к пожизненному заключению за убийство с особой жестокостью трех подростков.
В зале тихо плачем моя жена и охранник без сочувствия, или сожаления просит ее покинуть зал суда, или успокоиться.
-Подсудимый, ничего не хотите сказать в свое оправдание?
Глаза судьи с вопросом смотрят на меня.
Я поднимаюсь.
Все надеются, что я буду рыдать, кричать, что я невиновен, что они сами виноваты, или меня вообще подставили.
-Заберите кто-нибудь кошку. Зима ведь скоро, замерзнет.
Деревянный молоток судьи с глухим стуком опускается в положенное ему место...

В две тысячи затертом году в газете была опубликована статья, о мужчине, который жестоко убил трех подростков за то, что они, в свою очередь, жестоко убили нескольких котят.
Единственное, что сказал подсудимый в суде, было "Заберите кто-нибудь кошку. Зима ведь скоро, замерзнет".



Страх #1

Бег. -Быстрее! Прошу тебя, беги быстрее! Мама сбивая дыхание несется по снегу

Белое покрывало зимы не греет, как хотелось бы, а наоборот-обжигает холодом.
А если вдруг вдохнешь снежинки-неприятно до жути. Особенно, когда бежишь со всей силы уже около пятнадцати минут...
-Мама, он отстал!
Мой братик-совсем маленький проваливается в снег. Он ему по грудь, а иногда даже выше.
Вместо того, чтобы бежать, он прыгает и отстает от нас.
-Ох...
Она забрасывает братика на спину и продолжает бежать.
Дыхание сбивается, ноги заплетаются. Под слоем снега острые и запутанные коряги так и норовят оцарапать ногу, а то и схватить ее.
Будто вся природа против нас.
Я поворачиваю голову.
Там бежит еще семейка.
Моя подружка с ними. Ее неокрепшие ножки заплетаются, изо рта валит пар, а глаза ее пустые-пустые....
Внезапно-грохот.
-Мама...Что будет, если они догонят?..
-Не догонят-уверенно отвечает она. Пар выходит изо рта комьями, глаза слезятся от холода и ветра.
-Они убьют нас?..
-Если догонят...о...они сделают хуже...
БАБАХ.
Звук намного страшнее и громче грома. Будто совсем близко...
-Быстрее! Быстрее!..
Мама пытается ускорится...Я-тоже.
Вдруг-еще раз. Бабах! И еще.
Мама вдруг падает лицом в снег и издает тихий стон.
-Мама! Быстрее, мы же...
Снег вокруг нее краснеет и начинает таять.
Немыслимо быстро собирается лужа крови...Ее крови...
-Мам...
-Бегите...
Кровь хлещет из спины ручейками, заливая тело.
Ее глаза закрываются, а на мои наворачиваются слезы.
-Мама... Мама! МАМА!!
Но она не отвечает...Она мертва....
-Пойдем...-глотая слезы произношу я и киваю братику.
Люди...Зачем они охотятся на нас? Что мы сделали им?..
Неужели мы чем-то помешали им?!
***
-Опа! Я ж говорил, шо попал!
-Ага! Круть! Жене шубаха будет!
Человек, что горит желанием сделать жене "шубаху" пинает ногой тело только что умершей рыжей лисицы.
-Гля! Тут еще две дорожки!
-У нее лисята!..Ты шо, еще стоишь тут?! По следу бегом!!
От его громкого и басовитого голоса вороны слетают с деревьев с громким "КАРР".
Человек срывается с места и, поправляя винтовку, бежит по протоптанному снегу.
Второй-закидывает труп животного себе на плечо.
-Для того и созданы звери, шоб их убивать...
А в это время два лисенка, срывая дыхание и глотая слезы, мчатся от своей неминуемой смерти...



Страх #1

Еще один ход

К пяти часам вечера чистое январское небо над Арденном заволокло мрачными тучами, раскаты грома красноречиво приветствовали черного орла Германии, отдаваясь эхом от стен развалюх в городских трущобах. Молнии, словно стрелы рассвирепевшего бога грома, впивались в чудом уцелевшие при бомбежке высокие крыши зданий. Казалось, что сам Дьявол пришел сюда, устроил весь этот кошмар с одной-единственной целью: выгнать преисполненных решимости американских и английских солдат из-за нагромождения баррикад, перекрывающих улицы и дороги, ведущие к занятому штабом обороны зданию городского совета.

Барри Траску не нравилась такая перемена погоды, да еще желудок скрутило от боли так, что сигарета дрожала в пальцах. Не от тяжелого январского холода, а от гнетущего осознания приближающегося черного бедствия, которое порождено всей пролитой кровью и сотнями миллионов замученных до смерти душ. Пощады не будет, и пленных тоже. Эхо грядущей битвы прозвучит внезапно: с первым вражеским выстрелом и с первым павшим на поле боя солдатом. Почему то именно сейчас Барри Траск был абсолютно уверен, что первым павшим окажется именно он. Это непреложная военная истина: разведчики гибнут первыми.

Барри сидел в пулеметном гнезде: перед его глазами громоздилась внушительного вида баррикада, собранная из всякого строительного хлама. Чуть правее и левее баррикады виднелись недоискалеченные остатки каменных домов – когда-то там жили люди. Иногда в ночных снежных сумерках Барри и его товарищи видели скользящие в тени человеческие силуэты. Призраки? Может и так, а может – это были просто отчаявшиеся найти приют, выжившие, старающиеся хоть на миг забыть о войне, одинокие, недоверчивые. В зияющих пустыми глазницами, присыпанных снегом провалах окон Барри видит встревоженные и напряженные лица ребят. Кажется, уже все знают, что их сегодня ждет, все видели жуткое предвестие грядущей ожесточенной битвы, поэтому и боятся.

Барри Траск прекрасно помнит день перед часом «Икс»: воодушевляющие речи полевых командиров; полные энтузиазма и решимости солдаты, рвущиеся совершать подвиги. Тогда никто из этих парней не боялся смерти, никто даже не заикнулся о страхах и сомнениях: все верили в судьбоносный день, способный изменить и перевернуть судьбы всех, кто сражался на стороне союзников. Перед отбоем ребята рвались в бой, мечтали задать фрицам такого жара, чтобы эти гады надолго запомнили, как умеет сражаться англо-американская армия!

И где все это сейчас? Когда начался холодный ливень, загрохотал гром, засверкали молнии – весь энтузиазм куда-то делся, а боевой дух резко остыл. Котел войны еще не закипел, фашисты не пришли, но напряженное ожидание уже довело всех до критической точки! Нервы натянулись как гитарные струны.

Барри слушал шум дождя, и нервно теребил ленту пулемета: равномерный перестук патронов – как в четках - немного успокаивал. Ну в самом деле, если уж доходишь до того, что начинаешь кусать ногти: до самых пальцев, так, что зубы уже почти впиваются в огрубевшую кожу на кончиках пальцев…

Отодвинув каску немного назад со лба, Барри прислушался. Вдалеке раздавался смутный шум. Никаких сомнений. Немцы.

Решили повторить свой блицкриг. Эти звуки ни с чем не спутать: хруст обломков камней и кусков кирпичей, скрежет и грохот. Это танки. Танки и бронемашины. Они приближаются к баррикадам. И это только начало ада: подожди, вот еще прилетят мессершмитты, и тогда тебе кранты, дружище, однозначные кранты!

Во встревоженной душе Барри Траска проснулась непреодолимая тоска по дому и одиночество. Не самое подходящее настроение, чтобы бороться за свою жизнь и расстреливать из пулемета приближающихся к баррикадам фрицев.

Походный рюкзак лежал рядом с Барри. Запасная пулеметная лента - рядом со стойкой. Парень старался не думать о том, что у него вряд будет время для перезарядки, когда кончатся патроны. Вполне возможно, что какой-нибудь ушлый фриц забросит сюда ручную гранату… Правда, до этого еще далеко, и Бог весть - как оно пойдет: может быть, к этому моменту ребята уже бросятся навстречу немцам, и вот тогда уж точно Барри Траск их всех прикроет, но даже тогда он абсолютно не застрахован от гранаты; хотя может получиться и так, что бросок будет не таким уж метким; граната отскочит от стены и упадет куда-нибудь в сторону, но взрыв-то все равно будет! Именно взрыв. И не важно, где он произойдет. Все равно он в состоянии оглушить, контузить. А потом, когда начнется невыносимый шум в ушах, внимание рассеется, можно легко схлопотать меткую снайперскую пулю.

Барри думал об этом, и его решимость стрелять куда-то исчезала; в какие-то мгновения он ловил себя на мысли покинуть пост, спуститься вниз по шатким ступеням и укрыться где-нибудь в подвале, прихватив с собой походный рюкзак: сухпайка как раз хватит, чтобы переждать бои, но тогда, конечно, ему грозит армейский трибунал за дезертирство. Нелегкий выбор и, к тому же, не своевременный. Танки подступали к нагромождениям баррикад, и вот тогда ребята открыли шквальный огонь: жуткая картина боя озарялась яркими вспышками молний, а раскаты грома добавляли звукового сопровождения к грохоту орудий. А еще этот невероятной силы холодный ливень!

Барри повернул ствол пулемета в сторону танков и начал поливать броню очередями. Адреналин и азарт битвы захлестнули его разум. К тому же парень слышал и чувствовал поддержку других пулеметчиков, так же, как и он, стрелявших по фашистам, кромсавших их на части, уничтожавших их решимость продвинуться в Арденн.

Барри уже не понимал, что делает: стреляя очередями, он орал как сумасшедший, словно это был его личный бой – только его и никого больше; остальные парни были просто статистами на прекрасно срежиссированном театральном фоне. Эта иллюзия окрыляла, позволяла безболезненно выпустить наружу всю скопившуюся ненависть, трансформировавшуюся в чуть ли не видимый горячий пар, который выходил из ушей и ноздрей.

Один из приближающихся танков был подорван в метре от баррикады. И теперь эта груда некогда прочного металла горела, перекрыв проход и проезд следующей за танком волны техники и пехотинцев. Барри косил вражеских солдат пулеметом, как фермер – газонокосилкой траву на участке. Ему казалось, что фрицам не остается ничего, как покорно, подобно колосьям, лечь и принять свою долю – как данность, как непреложный факт. Ярость и отвага пробуждали воображение, наполняли душу мечтами о том, как бой скоро закончится, немцы отступят. Благодаря ему – отважному герою Барри Траску, храбро защищавшему Арденн, не давая врагу подступиться. У баррикады уже лежала немалая куча трупов в серой форме. Все-таки, пулеметное ремесло – это не так уж и сложно! Знай себе стреляй, не забывая время от времени поворачивать пулемет туда, где плотнее всего цепь атакующих. Пулемет все больше нагревался от непрерывной стрельбы. Ржавая мясорубка войны проворачивалась тяжелее и медленнее. Несколько метких одиночных выстрелов сняли тех, кто прикрывал пулеметные расчеты. Теперь в высоких окнах виднелись только трупы. Конечно, погибших заменяли возле пулеметов новые бойцы, но их тоже убивали. Трупов становилось все больше. Живых – все меньше.

Немцы нашли способ обойти баррикады. Барри прекрасно помнил план обороны города: правее их огневой точки, буквально в нескольких кварталах, располагалась еще одна – преграждающая вход на другую улицу, но, к сожалению, она была не так хорошо защищена, как эта. Почему-то в штабе решили, что основная линия обороны должна проходить по главным улицам города, хотя при этом второстепенные автоматически становились менее защищенными. Однако никто из командиров не подумал, что немцы окажутся умнее и найдут способ обойти основную линию обороны. Теперь немецкая пехота беспрепятственно шествовала по «неглавным» улицам Арденна, заранее уверенная в своей победе, зачищала слабо обороняемые дома.

Барри Траск испугался, что скоро и до него дойдет очередь: одно дело, когда косишь врагов издали, спрятавшись за надежными укрытиями, и совсем другое, - когда эти же враги самоуверенно-победоносно проходят под окнами. Прошло всего полчаса, и самые худшие опасения Барри подтвердились. Немцы действительно пошли в обход, а те, кто был по ту сторону основной баррикады, теперь бесстрашно перелезали через нее. Барри прекратил огонь. Его охватила вспышка животного ужаса, страх перед неминуемой и скоропостижной гибелью. Парень вскочил, схватил походный рюкзак за лямки, метнулся через пустой зал к шатким ступеням, но охватившая Барри паника помешала преодолеть лестничный пролет, на середине расшатавшиеся деревянные ступени с треском подломились под его весом. Барри упал и замер…

- Шах! – объявил Бог, выдвигая белую фигуру на клетку вперед, в сторону черного короля.

- Еще нет! – злорадно усмехнулся Дьявол, делая рокировку.

Бог взял белую пешку в руки, благожелательно посмотрел сквозь прозрачные стенки, за которыми горели в пламени войны дома и укрепления Арденна, перемещались крохотные фигурки храбро сражающихся с немцами союзников, мягко улыбнулся тем, кто остался в живых, и выдвинул пешку вперед, сделав ее ферзем. В глубине светлой фигурки освобожденный от немцев Арденн праздновал свою великую победу!